- InformNapalm - https://informnapalm.org -

Меры по утилизации: как бойцы и волонтеры “Новороссии” перестали быть полезными

Донбасский кризис переходит в новую фазу. На некоторое время, необходимое для передышки и действий на других фронтах, включая сирийский, Кремль ставит происходящее на паузу. Если у кого-то из местных и нашлись возражения, то, как оказалось, стоили они немного: пауза действительно установилась. Впрочем, пауза еще не означает бездействия. На территории “ДНР” и “ЛНР” все еще происходят увлекательные междусобойчики в виде “свержений” и посадок «на подвал» неподконтрольных персонажей. Продолжается утилизация излишнего человеческого ресурса. О ней мы сегодня и поговорим.

 

Сразу оговоримся: утилизация вовсе не обязательно предполагает физическое уничтожение. В большинстве случаев это было бы просто излишним: к такой мере прибегали только в отношении командиров отдельных вооруженных группировок, известных либо своеволием, либо беспредельничаньем, ставящим под угрозу достижение тактических и стратегических целей РФ в конфликте на Донбассе. Причем и здесь ликвидация часто даже не предполагала прямого действия: хватало санкции (“теперь – можно”), озвученной конкурентам жертв из иных группировок этого дружного зоопарка. Так отправились на тот свет небезызвестный Беднов (“Бэтмен”) [1], экс-комендант Антрацита Пенижанин (“Прапор”) [2] и ряд менее известных персонажей молодых «республик». Других брали под белы рученьки, как атамана Косогора. Иногда это получается списать на работу “диверсионных групп укропов”, как в случае с “народным мэром Первомайска” Ищенко [3], иногда – нет, как в случае с теми казачками, вынос которых “народной милицией” имени Плотницкого наблюдали с балконов целые города.

Читайте также: “Еноты” Хомякова зачищают казаков “Новороссии” [4]

Но, при всей масштабности действий, это все же были единичные разборки с откровенно неподконтрольными атаманами Грицианами Донбасскими в рамках нанизывания оккупированных районов на новую вертикаль власти. Тем более что сговорчивых и менее сильных духом отправляли на покой. Успевших сколотить личный бренд – на почетный отдых. Так, отлично устроился Игорь Всеволодович Гиркин, из неудавшегося царя Леонида…

1 [5]

…переквалифицировавшийся в успешного политолога…

444 [6]
…и счастливого молодожена…

333 [7]

Однако сейчас – другая ситуация. Если тогда Кремль выпиливал управляемость проекта “ЛНР-ДНР”, работая лобзиком по живому мясу, то теперь задача ставится иначе. Проект “Новороссия” имел ограниченный успех, заявленных целей не достиг и переводится в режим “on hold” – до очередного высочайшего распоряжения. Когда оно поступит, зависит от многих факторов. Включая ситуацию в значительно более жарких краях, поведение глобальных игроков и действия Саудовской Аравии на европейском рынке нефти. А пока – пауза.

Штатные пропагандисты, включая бывших беглецов из “бандеровской Украины” (последние – особенно тщательно), уже поясняют сочувствующей оккупантам общественности, почему так надо. Но некоторые подозрения все же возникают. И дело не только в том, что у целого лагеря сбитых ястребов вместе с проектом “Новороссия” в форме анархо-республик тают надежды на хоть какую-то карьеру и самореализацию, но и в том, что все больше простых “добровольцев-интернационалистов” “Новороссии” выясняют, что они перестают быть нужными не только в рамках выстраиваемой на Донбассе структуры-времянки (эти перипетии неплохо изложены в недавнем материале Ленты.Ру “Шла бы лесом эта ДНР  – валю в Россию! [8]”), но и у себя на Родине. Более того, они начали привлекать к себе все большее внимание “органов”. Если до сих пор это касалось, в основном, добровольцев из стран экс-СССР (Латвии [9], Беларуси [10], Казахстана [11]) и дальнего зарубежья (Сербии [12], Испании [13]), то сейчас начало затрагивать и россиян. Тех, на кого есть ориентировка, берут прямо на границе [14]. Остальные даже успевают немного расслабиться перед весточкой от Следственного комитета [15] или судебных органов.

555 [16]

Это, в общем-то, было ожидаемым. Российская Федерация никогда не отличалась особым пиететом к ветеранам недавних войн. Кто хочет поспорить, может вспомнить положение ветеранов Афганистана или чеченских кампаний, особенно инвалидов. Такой ветеран – это дополнительная нагрузка на бюджет и постоянный источник опасности. Особенно учитывая неудачную комбинацию ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство), отсутствие привычных социальных тормозов и умение обращаться с оружием. В западных странах для таких существуют особые программы адаптации. В РФ, где психические расстройства принято лечить водкой и аутотренингом, принято полагать, что до ночного ларька ветераны сами дойдут. Однако сейчас, в ситуации, когда страна особенно озаботилась мерами собственной безопасности, силовые органы начали внимательно следить, чтобы эти люди не дошли до военторга. Во всех смыслах этого слова, включая недавно обретенные. Тем более что многие из этих людей, не найдя себе места в мирной жизни, пополнили ряды преступников [17].

 

Разумеется, российский ветеран – предмет, как говорят буржуи, recycable. Его можно, например, отправить в Сирию, где он еще некоторое время будет приносить пользу. Но это скорее актуально для лиц, имеющих хоть какое-то отношение к кадровой армии. А вот посылать туда бывших добровольцев уже много сложнее.

Отчасти именно поэтому многие бойцы сейчас “задерживаются” на Донбассе. Но это – временное явление. В случае решения об окончательном отходе хвосты будут подчищаться и там. Тогда на выходе мы получим поучительную историю о том, как тысячи человек с чувством выполненного гражданского долга сами себя загнали в ловушку.


Материал подготовил Victor Tregubov [18]  специально для InformNapalm.org


 

* Проверено редактором.