- InformNapalm - https://informnapalm.org -

Абу Ибрагим: «У сирийцев и украинцев много общего – воля, честь и достоинство»

Общественный активист, волонтер харьковского Автомайдана Катерина Яресько специально для международного волонтерского сообщества InformNapalm взяла  интервью у гражданина Сирии Абу Ибрагима, чья судьба тесно переплелась с Украиной. В ходе интервью он рассказал о причинах революции в Сирии, репрессиях против сирийского народа, бомбежках российской авиации и о том, как украинцы и сирийцы могут победить Кремль. 

IN: Привет. Расскажи, как тебя представить нашим читателям, коротко о себе, как сложилась твоя судьба?

Абу Ибрагим: Меня зовут Абу Ибрагим, я родился в городе Дамаске и вырос там же. Уехал учиться в украинский университет – набраться знаний, чтобы вернуться на родину, принести пользу сирийскому обществу. Получил образование и приехал в Сирию, стал обустраивать свою жизнь – семья, дом, работа… Работал в Дамаске преподавателем. Сейчас живу в Украине, вернуться домой не могу – как и многие сирийцы, боюсь репрессий в отношении меня и моей семьи.

IN:  Расскажи о Сирии. В чем, на твой взгляд, состоит потенциал вашей страны и какие проблемы мешают раскрытию этого потенциала?

Абу Ибрагим:  По сравнению с Украиной Сирия – небольшая страна. В Сирии живет 23 миллиона человек. Точнее, жили 23 миллиона. Они живут в разных регионах, в разных условиях – есть густонаселенные мегаполисы, есть маленькие тихие городки, много пустынных земель, где живут племена. Теоретически Сирия – богатая страна. Нефть, газ, фосфаты. Есть две потенциально перспективные сферы, которые из-за коррумпированного режима не задействовались вообще, – туризм и наша молодежь. Сирия – земля древнейшей цивилизации, Месопотамии: первые города, первая письменность… Есть что показать туристам, а у нас этот сектор вообще не развивают. Молодежь – потенциал любого общества, а в Сирии это еще и самая многочисленная группа: средний возраст сирийцев – 20 лет. Однако ни работу найти, ни даже ВУЗ закончить раньше 28–29 лет мало у кого получается – по вине коррупционного режима.

11227405_798176583584667_7313508184036290011_n [1]

IN:  Какая обстановка была в Сирии перед революцией? Что стало ее предпосылками?

Абу Ибрагим:  На фоне других стран региона наш народ не считался бедным, мы были одними из первых, кто стал строить демократию, уровень образованности был высоким. Но после того, как власть в 1963 году захватила армия с соцпартией БААС, начались бесконечные перевороты, и в конце концов всех конкурентов задавил офицер Хафез Асад в 1970 году. Началась абсолютная диктатура. Хафез был  страшным человеком – он учредил 17 департаментов спецслужб, которые следили за каждым шагом каждого гражданина. Мы не привыкли к такой диктатуре. В 1980 году он задушил восстание, тогда в г. Хама были убиты от 30 до 40 тысяч человек – точное число неизвестно, Интернета тогда не было, информация скрывалась. Вместе с тем Асад строил экономику по социалистическому типу, были проекты по развитию промышленности, строились новые объекты инфраструктуры и т.п. В конце 1990-х Хафез заболел раком, все знали, что ему недолго осталось. Он готовил своего сына Башара на роль президента. У нас тогда было много надежд, потому что Башар учился в Англии, жена у него англичанка, в общем, надеялись на западный тип развития. После смерти Хафеза  офицеры вынудили парламент изменить конституцию  и позволить Башару в 34 года стать единственным кандидатом в президенты (раньше был конституционный барьер: президентом мог стать человек не младше 40 лет). И хотя Башар унаследовал трон, люди надеялись, что он не такой, как отец, и даст народу свободу. Первые несколько лет, казалось, все так и было: Башар разрешил мобильные, разрешил Интернет, начал активный процесс приватизации экономики. А через несколько лет стало понятно, что смысл приватизации – передать все государственные проекты и объекты в руки семьи и родственников президента. Кузены Башара Рами Махлюф, Зульгеми Шалиш, семья его жены контролировали большинство отраслей экономики. Сирийцы всегда шутили, что вся страна – в руках Рами Махлюфа. Например, в Сирии было только два мобильных оператора, но они оба принадлежали Рами Махлюфу. В 2008 году правительство совершило ужасные ошибки в экономике. Цены на топливо выросли в 4 раза, хотя наша страна – производитель топлива. Это ударило по бизнесу, мелкие  предприятия закрылись, т.к. себестоимость продукции выходила слишком высокой. Люди, жившие в деревнях и пустыне и  занимавшиеся сельским хозяйством, бросали дома и уходили в города: ирригация в Сирии искусственная, и фермеры очень зависят от цены топлива. Тут и вспыхнула первая искра революции. Много молодежи и резко выросшая безработица. Взлетели вверх цены на продукты, на транспорт, на жилье в больших городах. А правительство, пережившее финансовый бум из-за цены на нефть, решило и дальше давить на народ. Башар показал свое истинное лицо – начались первые репрессии в отношении недовольных. А потом – Арабская весна, 2011-й. Наши видят демонстрации против диктатуры в Тунисе, Египте. У нас появились надежды на изменения путем мирных протестов. Было очень сложно организовать демонстрацию, мы знали, что в каждом коллективе есть доносчики. Но общее недовольство перевесило страх. На несколько месяцев Сирию охватили мирные демонстрации.

579437_387666441302352_1784579042_n [2]

IN:  Ты считаешь режим Асада преступным? Или его действия выходят за рамки этого понятия?

Абу Ибрагим:  Я не знаю, можно ли называть преступным режим, который уничтожил половину страны, сделал половину населения беженцами, убил не менее 250 тысяч граждан, бросил 500 тысяч в тюрьмы. Думаю, «преступный» – недостаточно сильное слово. Что сделали сирийские спецслужбы с 13-летним Хамзой аль Хатыбом из провинции Деръа? Его мучали разными способами, пока он не скончался, даже отрезали ему мужской орган. На теле его друга, 15-летнего Самира аш Шараи, были ожоги от сигарет, три пули, переломанные кости, следы от электродрели. Эти два тела спецслужбы сами отдали родителям детей. 17 департаментов спецслужб оказалось для Башара недостаточно. Он организовал банды шабиха (аналог титушек у вас в Украине) против мирных протестующих. Шабиха и спецслужбы совершили все возможные типы преступлений: резали детей на части на глазах их семей, жгли людей заживо, насиловали женщин, мужчин и детей. Множество таких случаев произошли уже в первые шесть месяцев революции – в период, когда еще были  мирные демонстрации. Сирийцы терпели, но помощи от мирового сообщества так и не дождались, поэтому через полгода стали сами организовывать отряды защиты от режима. В тюрьмах Асада сейчас в нечеловеческих условиях держат малышей по 2, 3, 4 года – их взяли в заложники вместо кого-то из «провинившихся» членов семьи.

1544287_613621068706887_2901703456898569884_n [3]

1601420_617314911670836_8233008053368280856_n [4] 10154919_629599197109074_8513727633534176986_n [5] 1463198_552761178126210_450169502_n [6]

IN:  Мы в Украине, несмотря на то, что также ведем войну, следим за событиями в Сирии, сопереживаем мирным гражданам, знаем о российских самолетах, авиаударах, знаем даже имена российских летчиков и вытаскиваем их в широкое информационное поле. Наверняка ты поддерживаешь связь с друзьями и близкими. Расскажи, какая сейчас ситуация, каковы разрушения от бомбежек, как общество относится к происходящему?

Абу Ибрагим:  Хочу воспользоваться случаем и поблагодарить волонтеров InformNapalm за то, что вы вытаскиваете информацию о российских преступниках, которые участвуют в кровавой войне против сирийцев. Любой, кто посмотрит видео о разрушениях в Сирии, увидит, что главным образом это – следствие авиационных налетов. Многоэтажки смяты, как игрушечные домики. Люди гибнут целыми семьями в собственных домах. Одна бочковая бомба – и целая семья мертва. Семьи, пережившие налеты, бегут. Бегут куда угодно. Иногда семьи, ненавидящие режим,  вынуждены даже перебираться на территории, подконтрольные Асаду, – там ведь авиация не бомбит. Удары часто приходятся по инфраструктурным объектам, снабжающим водой, электричеством. Выжить становится все сложнее – бомбят больницы, школы, пекарни. Остро не хватает медикаментов. Случается, что из-за небольшой раны медикам приходится ампутировать всю конечность. Бывает, что человек умирает, потому что в больнице не нашлось элементарных лекарств, например антибиотиков или кровоостанавливающих средств. С воздуха минируются большие территории, потом жители натыкаются на мины и гибнут. Многие дети стали сиротами. Потеряли руку, ногу. Много инвалидов.

IN:  Как думаешь, что будет дальше?

Абу Ибрагим:  Асад и Путин создали в Сирии хаос и успешно убеждают весь мир, что воевать нужно против последствий, а не против причин этого хаоса. Но сирийцы знают, что пока Асад у власти, ситуация не станет лучше. Нас убеждают принять политическое решение. Якобы сотрудничество с правительством может нас успокоить. Но это не столько революция по политическим, экономическим и социальным мотивам, сколько выступления за честь и достоинство. И сирийцы не успокоятся, пока не увидят Асада и его банду под международным трибуналом. Эту задачу очень усложняет появление ИГИЛ, но я верю, что мы освободим Сирию от банд Асада и ИГИЛ.

IN:  На чем может быть основана взаимопомощь сирийского и украинского народов?

Абу Ибрагим:  У сирийцев и украинцев много общего – воля, честь и достоинство. Это общее видит и Путин. По этой причине вопрос распространения хаоса и подавления революций – вопрос принципиальный для Кремля. Успех одного из наших народов в достижении демократии и экономического благополучия для него недопустим. Так что мы сражаемся с одним врагом. Ваш успех ослабит Кремль, равно как и наш успех ослабит его тоже.

IN:  Как Украина и другие члены международного сообщества могут помочь народу Сирии?

Абу Ибрагим:  В этой войне мы полагаемся на нашу Свободную Сирийскую Армию и других повстанцев. Самое сложное для нас – авиаудары по жилым кварталам. Если бы не было военной авиации, мы бы воевали с Асадом лицом к лицу. Возможны два сценария: либо дать повстанцам хоть какое-то противовоздушное оружие, либо создать в Сирии бесполетную зону, что позволило бы беженцам – вернуться на родину, а Европе – решить проблему с беженцами. Это снизило бы также число жертв – большинство сирийцев гибнет именно от авиаударов. К сожалению, Запад уделяет мало внимания  нашей гуманитарной катастрофе. Пока они не дают сирийцам  возможности избавиться от летающего кошмара, который угрожают их жизням каждую минуту. Поскольку военная помощь сегодня не разрешена, мы будем благодарны за любую помощь гуманитарного характера. Сирийцам нужны медикаменты, нужны протезы и имплантанты, особенно детям. Им нужны искусственные ножки, чтобы бегать, нужны протезы-ручки, чтобы писать. Они хотят жить, как обычные дети. Они ни в чем не виноваты. Нужна любая помощь медицинского характера. Многих детей нужно вывезти на операции, т.к. в Сирии нет возможности их сделать: у нас мало врачей, режим целенаправленно уничтожал медиков. Нам очень нужны врачи. Нужны психологи, реабилитологи для детей. Также полезна помощь в разминировании территорий от мин и кассетных снарядов – либо силами специалистов, либо путем обучения работников гражданской обороны, либо путем информирования жителей, даже через Интернет. Мир пытается закрыть глаза на происходящее в Сирии, переключить внимание на что-то другое. Но ведь войну это не останавливает. Мы будем благодарны, если СМИ станут больше освещать преступления Асада и его союзников, которые каждый день происходят в Сирии. И нам нужны ваши молитвы, чтобы несправедливость в Сирии закончилась и дети Сирии обрели лучшее будущее. Спасибо вам всем за время и внимание.

11227038_877352865667038_4333077509431446280_n [7]

1531635_568566869878974_235007080_n [8] 12291686_877383835663941_8672589882379164882_o [9] 12322638_876315222437469_5533412738889743683_o [10]

Международное волонтерское сообщество InformNapalm продолжает заниматься расследованиями преступлений российского режима не только в Украине, но и в Сирии. Помогая друг другу, мы сами становимся сильнее и ослабляем наших врагов. 

(CC BY) Информацию подготовила Катерина Яресько [11] специально для  InformNapalm.org [12], при перепечатке и использовании материала активная ссылка на автора и наш волонтерский проект обязательна. 

Интервью подкреплено фотоматериалом عدسة شاب دمشقي | Lens young Dimashqi [13]

 

*Проверено редактором.