- InformNapalm - https://informnapalm.org -

Заявление Украинского мусульманского центра о фетве подроссийских муфтиев по Крыму

«Хвала Аллаху, Господу миров, мир, милость и благословения Пророку Мухаммаду, его роду и сподвижникам! А затем…»

Недавно в Крыму прошла конференция, организованная Духовным управлением мусульман Крыма, с громким названием «Новые вызовы единству мусульманской уммы Крыма». В ней принимали участие муфтий Татарстана Камиль Самигуллин и другие гости из Российской Федерации (РФ). Поводом стала деятельность участников блокады Крыма, а также неоднократно озвученные планы создания крымскотатарского батальона имени Номана Челебиджихана и отдельного Духовного управления мусульман (ДУМК), призванного заниматься религиозной жизнью тех крымских мусульман, которые не смирились с оккупацией и аннексией полуострова.

По результатам конференции ДУМК и Камиль Самигуллин выпустили свои фетвы, в которых фактически осудили тех, кто не признает нынешний оккупированный статус Крыма и готов всеми силами приближать его деоккупацию.

Что можно сказать об этих фетвах? Безусловно, их авторы правы, когда говорят о том, что такой религиозный вердикт, как «такфир» (обвинение в неверии), должен выноситься лишь при наличии определенных условий, и чтобы обвинить кого-то в неверии, необходимо обладать соответствующей квалификацией. Участники блокады Крыма, не будучи учеными Ислама, использовали формулировки, которые легко могут быть опровергнуты, особенно такими людьми, как Камиль Самигуллин (один из немногих муфтиев в РФ, действительно обладающих необходимым знанием). Тем не менее этими резонными замечаниями предваряется самая главная мысль, которую пытаются нам донести: «Республика Крым, в которой мусульмане и их сограждане, придерживающиеся других убеждений, живут в условиях безопасности, пользуются религиозной свободой и имеют реальную возможность совершать все обязательные религиозные предписания (фард), не является территорией войны. Республика Крым и Севастополь – территория мира!»

Это, конечно же, ложь.

Российская Федерация – одно из самых исламофобских государств на Земле. Это известно любому человеку, который следит за жизнью мусульман в России. И нас не должны сбивать с толку ни новая грандиозная мечеть, открытая недавно в Москве, ни выходные дни в мусульманских республиках в дни Ураза-Байрам и Курбан-Байрам, ни болтовня Кадырова. Россия, как и всякая империя, всегда умело использовала и кнут, и пряник, и, конечно же, не обходилась в подавлении мусульман Евразии одним лишь насилием. Однако пряник в этой стране всегда был лишь приложением к кнуту, и это особенно прочувствовали мусульмане Российской Федерации, большинство из которых принадлежат к коренным народам России.

О какой религиозной свободе в России говорят муфтии, если Федеральный список экстремистских материалов регулярно пополняется мусульманскими книгами? Причем речь идет не столько о современной писанине экстремистских организаций, сколько о классическом исламском интеллектуальном наследии, включая такие книги, как Сира (Жизнеописание Пророка) Ибн Хишама, Сорок хадисов имама Навави, Сады Праведных, Мизан аль-Амаль (Весы деяний) имама аль-Газали и другие книги. В какой еще стране запретили Сорок хадисов имама Навави как экстремистскую литературу?! Даже простой Мухтасар Ильмихаль, учебник о том, как делать омовение, молиться и поститься, попал в этот список.

О какой религиозной свободе и мире можно говорить, если в стране регулярно устраиваются облавы в мечетях, когда людей во время молитвы просто кладут лицами в пол? Где еще преследуют как «террористов» членов принципиально аполитичных сообществ, вроде Нурджулар или Таблиги Джамаат, которые спокойно действуют во всем мире и считаются лекарями от экстремизма? Что за безопасность может быть в государстве, где за последние годы пропало без вести около 8 тысяч мусульман только на Северном Кавказе?

О положении мусульман в России можно и нужно рассказывать очень долго, но одно можно сказать точно – мы в Украине были всегда свободны от этого. Да, между крымскими татарами как этносом, тем более коренным народом Крыма, и государством (то есть домайдановской Украиной) всегда были напряженные отношения, и крымским татарам в целом есть на что жаловаться. Однако надо признать, что мусульманская община Украины никогда не испытывала преследований и унижений, подобных тем, какие испытывают мусульмане в России. Даже при том что отношения украинских мусульман и украинского государства были далеки от идеальных, у нас не проводили массовых арестов в мечетях и не запрещали книги с хадисами. И это несмотря на то, что российские СМИ и их эпигоны в Украине упорно пытались раздуть тему «исламского экстремизма» в Крыму, искали базы исламистов на плато Ай-Петри и джихадистские ячейки в каждой крымской мечети…

Подобных преследований нет в Украине и сейчас. И даже если существуют какие-то проблемы (а они, конечно, бывают в светском государстве), у мусульман Украины всегда есть возможность открыто это обсуждать. В то же время из Крыма, о котором муфтии нам рассказывают как о территории мира, мы постоянно слышим новости в духе усмирения Северного Кавказа. Обыски и облавы в мечетях и медресе, а также в домах у крымских мусульман, постоянные проверки и поиски запрещенной литературы, исчезновение крымских татар средь бела дня и впоследствии обнаружение некоторых из них среди мертвых – все это никак не похоже на «мир»; это самая настоящая оккупация и самые настоящие репрессии, которые уже привели к отъезду тысяч людей. И никто, ни муфтий Аблаев, ни Самигуллин с Таджуддином и Гайнутдином, не могут осуждать этих людей.

Напомним для муфтиев, что в исламском праве существует такое понятие, как макасид, то есть основные принципы, лежащие в основе шариатских решений. Этих макасид пять, точнее это сохранение пяти вещей: религии, жизни, родословной, разума, имущества. Иногда к ним добавляют и  шестую вещь – достоинство. Сказал наш Пророк (да благословит его Аллах и да приветствует): «Погибший при защите своего имущества является шахидом» (аль-Бухари, Муслим, Абу Дауд, ан-Насаи, ат-Тирмизи, Ибн Маджа и Ахмад). В другой версии хадиса сказано: «Сражающийся за свое имущество, на которое покусились без права, и погибший при этом является шахидом» (Абу Дауд, ан-Насаи, ат-Тирмизи, Ибн Маджа и Ахмад. Ан-Насаи, ат-Тирмизи и Ахмад).

Так вот, проукраинский выбор крымских мусульман – это выбор ради сохранения этих пяти (шести) вещей, в первую очередь. Ибо сохранить свою религию в условиях тотально исламофобской страны, да еще и в регионе, заряженном шовинизмом «русской весны», становится все тяжелее. И это испытали на себе уже многие из нас, что бы там ни говорил Аблаев или другие прирученные муфтии. То же самое касается жизни, имущества или разума.

И не стоит думать, будто то, что происходит в Крыму, это временная неприятность или же это касается только тех, кто занял проукраинскую патриотическую позицию. Можно сколько угодно унизиться и обозвать себя «магометанами», а свой Крым – «Таврией». Но «русская весна» там не ради вас замышлялась, и вас ничего хорошего там не ждет. Крым не станет еще одним Татарстаном, когда и на тот, казанский Татарстан, идет полномасштабное наступление.

Резюмируя: у украинских мусульман, и у крымских в частности, есть множество причин переселиться с оккупированной земли, где их подвергают репрессиям, туда, где этого не происходит. И нет абсолютно никаких оснований осудить создание воинских подразделений, состоящих из крымских татар, – то, чего в российской армии не будет никогда, хотя ни у одного подроссийского муфтия не хватит духу осудить это.

Отдельно надо упомянуть вопрос создания собственного Духовного управления. На самом деле, духовные управления в том виде, в котором они приняты на постсоветском пространстве, являются, по сути, колониальными структурами, и, безусловно, мусульманская община нуждается в новом формате самоорганизации. Однако непонятно, на каком основании в ДУМК осуждают возможное создание такой структуры. Никакого шариатского основания следовать за ДУМК и лично за Эмирали Аблаевым не существует. Сама по себе должность муфтия никогда не подразумевала обязательности следования за ним, даже в классические времена Ислама. Обязательно следовать вердикту кадия (судьи), но не муфтия. Более того, Аблаев не является муфтием в шариатском смысле слова – у него недостаточно для этого квалификации. Он, по сути, чиновник, возглавляющий бюрократическую структуру колониального типа. Украинские мусульмане, крымские татары или другие, не обязаны были следовать за ним и раньше, так что уж говорить про сегодняшний день, когда глава ДУМК встал на сторону антиисламских сил.

Поэтому насущной необходимостью для украинских мусульман является воспитание своих ученых и своих духовных авторитетов, которые будут стремиться не к тому, чтобы занять нишу официального муфтия в каком-нибудь очередном духовном управлении («духовке», как их называют мусульмане), но которые будут стремиться к наилучшему положению мусульман как религиозной общины.

Подготовлено татарской редакцией InformNapalm.org