- InformNapalm - https://informnapalm.org -

Макрон или Ле Пен – кто станет триумфатором французских выборов

23 апреля прошел первый тур выборов президента Франции. Во второй тур прогнозированно вышли Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен. Решающее голосование пройдет 7 мая, и это может стать историческим моментом для Франции и Европейского союза. Не зря на эти выборы впервые так пристально смотрят не только во Франции, но и во всем мире.

Большинство аналитиков сходятся на том, что президентское кресло, скорее всего, достанется Макрону, причем перевес в голосах буде на уровне 60 на 40. Однако с математической точки зрения перевес может оказаться не таким большим, если посмотреть на результаты всех кандидатов в первом туре.

 

«Ни левый, ни правый» – новое лицо или удачный пиар

Победу в первом туре получил независимый кандидат Эммануэль Макрон, который набрал 24,01% голосов. Он пытается позиционировать себя как ни левый, ни правый, беспартийный (оставим пока за скобками его новосозданный блок), еврооптимист и новое лицо во французской политике. Политический стиль Обама – Трюдо, который в последнее время входит в моду.

Отметим, что пиарщики этого кандидата очень удачно выстроили его образ. Возьмем исходные данные: Макрон вырос в семье докторов, учился в элитных лицеях. В Париже учил философию в Университете Париж X – Нантер, продолжил учебу в элитном Институте политических исследований (Sciences Po) – видимо, в наших реалиях эту школу можно сравнить с КИМО/МГИМО. Отметим, что в свое время в этом вузе учились действующий президент Франсуа Олланд, бывшие президенты Жак Ширак, Франсуа Миттеран, Николя Саркози (не закончил) и многие другие. Также Макрон прошел обучение в Национальной школе администрации (ENA) – кузнице кадров французских чиновников.

После учебы пошел в чиновники и работал в Министерстве экономики (2004–2008), откуда ушел в приватный сектор и работал в банке Ротшильдов (кажется, этот факт действует на многих его оппонентов как красная тряпка на быка). После победы Франсуа Олланда на президентских выборах в 2012 году начал работать в его штабе. С лета 2014 года занял пост министра экономики, на котором проработал до августа 2016 года. Был членом Социалистической партии, но создал свое политическое движение «Вперед!» и объявил о президентских амбициях. Интересно, что в соцпартии ему для этого следовало сначало выиграть внутрипартийные праймериз, что для Макрона было бы почти невозможно.

Если почитать мировую прессу, то создается такое впечатление, что Макрон – новое лицо во французском политикуме. Однако его биография показывает, что перед нами типичный французский системный чиновник. К тому же после первого тура его кандидатуру поддержали многие представители старого политикума – действующий президент Олланд, его соперники по первому туру Фийон и Амон, министр иностранных дел Эйро и другие.

 

Ле Пен: от тени отца до самостоятельной силы 

На втором месте в первом туре финишировала Марин Ле Пен – за нее отдали голоса 21,30%. Она представляет партию «Национальный фронт», основанную ее отцом Жаном-Мари Ле Пеном еще в 1972 году. Долгое время Марин была в тени своего отца, который был скорее маргинальным политиком с правого фланга, но собирал неплохие проценты на выборах. Следует отдать ему должное, ведь его партия имеет свою идеологию и верных ей избирателей. Но Марин Ле Пен очень сложно бороться с политическим наследием ее отца: у партии есть как заядлые сторонники, так и заядлые противники. У нее сложная задача перевести партию из политических маргиналов в системную силу, за которую будут голосовать все. И тут Макрон со своим движением «Вперед!», которое сам назвал его «ни левым, ни правым», конечно, собирает политический урожай.

Однако – и это, пожалуй, самое главное на этих выборах – общий тренд на бунт против системы особенно четко заметен в последнее время на выборах. В Австрии к власти чуть не пришел националист Хофер, Британия неожиданно для всех проголосовала за выход из ЕС, в Америке победил Трамп. Европейские чиновники с опаской ждут каждых новых выборов: неожиданный успех евроскептиков в одной из стран может поставить под вопрос само существование ЕС. И надо понимать, что у евроскептиков, антиглобалистов, критиков безграничной миграции и прочих есть свои достаточно внятные аргументы, за которые люди голосуют.

Проще всего стигматизировать избирателей Ле Пен и похожих на неё движений как неудачников от глобализации, исламофобов, расистов или дремучих провинциальных консерваторов. В принципе, примерно так и поступает европейский истеблишмент, продолжая свою идеологическую линию. То есть решать проблемы обывателей никто не собирается, и страхи среднего европейца чиновники не воспринимают всерьез. В итоге ничего не меняется, и евроскептики набирают еще больше голосов.

При этом классическое деление на правых и левых уходит на второй план – люди просто голосуют против системы. И при таком раскладе даже средний класс может начать голосовать за совершенно социалистические популистские лозунги. Или респектабельный житель глубинки будет голосовать не за что-то, а против распространения мечетей и т.д. При такой расстановке сил даже самый маргинальный кандидат может собрать протестный электорат всех политических спектров.

Отметим, что впервые в послевоенной истории Франции действующий президент Франсуа Олланд не пошел на перевыборы из-за слишком низкого рейтинга. И вообще кандидаты от классических партий-старожилов не прошли во второй тур президентской гонки.

И вот тут оба кандидата пытаются показать, что они не из старой системы. И если Ле Пен сделать это довольно легко – она никогда не была у власти и относится скорее к политическим маргиналам, – то у пиарщиков Макрона задача сложнее: им надо подать избирателю классического чиновника, бывшего банкира Ротшильдов как новое политическое лицо. Судя по результатам первого тура, им это удалось: уже после первого тура – перевес в 2,71%.

 

Развернутые результаты первого тура выборов

А вот во втором туре самое интересное будет заключаться в том, за кого отдадут свои голоса те, кто не проголосовал в первом туре за других кандидатов.

Третье место занял Франсуа Фийон (20,01%). Еще недавно именно он был фаворитом президентской гонки, но после скандала с фиктивным трудоустройством жены потерял шансы на президентство. Фийон – легкая версия Ле Пен, умеренный евроскептик. После первого тура он призвал своих избирателей голосовать за «классического кандидата» Макрона. Видимо, электорат этого кандидата поделится на тех, кто действительно евроскептик, и тех, кто «не дай бог Ле Пен». Но свои % получат оба кандидата.

Четвертое место занял Жан-Люк Меланшон19,58%. Он неожиданно выиграл в телевизионных дебатах у своих прямых конкурентов. В отличие от «ни левого, ни правого» Макрона, Меланшон – четко левый. Его электорат – идеологический и протестный. Он не советовал своим избирателям, за кого им голосовать во втором туре, но и так ясно, что большая часть его избирателей из идеологических и протестных убеждений проголосует за Ле Пен.

Пятое место занял представитель социалистов Бенуа Амон6,36%. В былые времена именно представители этой партии оспаривали бы президентское кресло, но не в этот раз. Амон призвал своих избирателей проголосовать за Макрона, и скорее всего, они так и сделают.

Шестое место занял Николя Дюпон-Эньян4,70%. Немного евроскептик-антиглобалист, любитель диалога с Россией, но все же не радикал. По идее, большая часть его сторонников могла бы спокойно проголосовать за идеи Ле Пен.

Дальше идет Жан Лассаль1,21%. Недавно ездил встречаться с Ассадом, выступает за изменения в ЕС; по идее, его избиратель – типичный «ле-пеновец».

Лидер «Новой антикапиталистической партии» Филипп Путу набрал 1,09%. Классический левый. Казалось бы, очередной маргинал, паразитирующий на левацких идеях, но за него отдали голоса почти 400 тысяч французов. Идеологически они, скорее всего, в большинстве своим проголосуют за Ле Пен.

Убежденный критик ЕС/НАТО/американцев Франсуа Асселино набрал 0,92%. Скорее всего, это в большей степени электорат Ле Пен.

Натали Арто из «Рабочей партии» набрала 0,64%. Троцкистка, коммунистка, очередной левый идеалист, и 230 тысяч ее избирателей, скорее, также электорат Ле Пен.

И последнее место занял Жак Шеминад0,18%. Евроскептик, антиглобалист, антинатовец, любитель теории заговоров. Если на то пошло, то это очередной кадр с протестным электоратом, и снова, скорее всего, его голоса уйдут к Марин Ле Пен.

 

Расклад сил перед вторым туром: 60 на 40

В итоге все будет зависеть от решимости избирателей Фийона (20,01%),  Меланшона (19,58%, вот здесь особенно много будет за Ле Пен!) и целого вороха антисистемных кандидатов (4,70% + 1,21% + 1,09% + 0,92% + 0,64% + 0,18% = 8,74%) продолжить голосовать против системы. При таком раскладе Ле Пен может спокойно выйти на результат в 45-50%, и отрыв от Макрона будет исчисляться не десятками процентов (сейчас это условно 60 на 40%), а всего несколькими процентами в пользу одного или другого кандидата.

В таком случае очень важно, как пройдут кандидаты последнюю неделю перед выборами 7 мая. Так, 3 мая кандидаты сойдутся в телевизионных дебатах: здесь Макрону надо не проиграть, а Ле Пен – попытаться показать свои лучшие популистские качества.

Социологи считают Макрона явным фаворитом с большим отрывом (20%),  это вызывает уверенность у его избирателей в итоговом результате и может в итоге сыграть с ним злую шутку. К тому же понедельник после выборов – выходной день, и, возможно, часть избирателей решит воспользоваться длинными выходными для отпуска, а не для выборов. Там ведь и так, кажется, все ясно… или нет?

Отдельно надо вспомнить о возможности мобилизовать электорат. Явка в первом туре составила 77,77% – это хоть и высокий результат, но не редкий для французских выборов. В 2012 году явка составила в первом туре 79,48% и во втором туре – 80,35%. В 2007-м – 83,77 и 83,97% соответственно.

Если посмотреть на лучшие результаты отца Ле Пен, то это было в 2002 году, когда он вышел во второй тур, набрав в первом туре 16,86%, а его конкурент Жак Ширак – 19,88%. Явка в пером туре составила «всего» 71,60%. Ситуация была похожа на сегодняшнюю в том смысле, что многие пошли голосовать во втором туре по приципу «лишь бы не Ле Пен», и явка подросла до 79,71%. В итоге Ширак уверенно победил: 82,21 против 17,79%. Явка хоть и выросла, но помогло не это: во втором туре Ле Пен увеличил свой результат всего на 1%, а все остальные избиратели отдали голоса за Ширака. Сейчас шансы у Марин Ле Пен намного лучше. И не факт, что даже увеличение явки сыграет на руку Макрону: в этот раз прийти поддержать своего кандидата могут как раз антисистемные избиратели.

 

Чего ждать Украине от французских выборов?

И все же Франция далека от нас, и, казалось бы, их проблемы – всего лишь далекие отголоски европейской политики. Если президентом станет Макрон (а это, скорее всего, так и будет), то будет продолжена политика Олланда, и вялотекущий минский формат переговоров сохранится. И все же у Макрона – довольно сложная задача по реформированию французской экономики. Вскоре после президентских пройдут и выборы в Сенат, и не факт, что за его новую политическую силу будут так же активно голосовать, как за него самого. А вместо внутренних проблем всегда можно попытаться решить проблемы внешние: вспоминаем, как французская дипломатия предлагала план Мореля или неохотно расставалась с идеей продать «Мистрали» России. Каким будет для нас Макрон – такой же злободневный вопрос, как и каким будет в итоге правление Макрона для Франции.

Что касается Ле Пен, то ее приход к власти несомненно осложнит текущие задачи украинской дипломатии. Это очевидно. С другой стороны, наши «западные партнеры» смотрят на проблемы Восточной Европы, на страхи балтийских стран и войну в Украине как на какие-то отдаленные локальные проблемы. Украина может долго и нудно рассказывать о влиянии России и ее подрывной деятельности на Западе, однако это всего лишь одна из проблем. А вот приход к власти в одной из ведущих стран откровенно пропутинского кандидата позволит обратить на эту проблему более пристальное внимание.

Как сейчас европейская бюрократия объединяется против Великобритании, проголосовавшей за Брексит, так и с избранием Ле Пен может усилиться общая антироссийская риторика. Не забываем о выборах в Сенат в сентябре, на которых у Ле Пен тоже не будет большинства. И вспоминаем пример с Трампом, которого уж каким только пророссийским кандидатом не называли, но именно его показательная «пророссийскость» сыграла с ним злую шутку. Теперь за каждым шагом Трампа пристально следит пресса, оппоненты и родные спецслужбы. Не забываем, что война в Украине стала возможна как раз при «хороших» правителях типа Обамы, Меркель или Олланда.

 


Материал к публикации подготовил  Антон Павлушко [1]

(CC BY) Информация подготовлена специально для сайта InformNapalm.org [2], при перепечатке и использовании материала активная ссылка на авторов и наш проект обязательна.