- InformNapalm - https://informnapalm.org -

Как упаковать «Запад-2017» в 13 000 человек: развенчание тезисов российской пропаганды

Накануне широкомасштабных маневров «Запад-2017» перед военным руководством Российской Федерации стояли две задачи: первая – впечатлить НАТО раздутой мощью российской армии, но уместиться при этом в 13 тысяч человек (именно такая группировка войск регламентируется Венским документом ОБСЕ); вторая – подготовить плацдарм для агрессии, но создать видимость «преувеличения угрозы». Что ж, решение давно обкатано на практике. Подробнее читайте в материале.

С 15 августа в Беларусь начали прибывать подразделения тылового и материально-технического обеспечения Вооруженных сил Российской Федерации. Как сообщает пресс-служба Министерства обороны Беларуси [1], прибывшие российские подразделения с 21 по 25 августа отработают вместе с беларускими коллегами «вопросы технического прикрытия объектов на порученных участках военно-автомобильных дорог, эвакуации, ремонта и восстановления неисправных образцов техники и вооружения, развертывания полевого магистрального трубопровода, а также участков массовой заправки техники».

Эти специальные маневры пройдут в рамках подготовки совместных стратегических учений РФ и Беларуси «Запад-2017». Однако следует обратить внимание, что подготовка самых масштабных в текущем году военных маневров у границ стран НАТО и Украины предстает несколько в ином свете, если ознакомиться с сообщением пресс-службы беларуского Минобороны [2] за 21 июля, в котором сказано, что подразделения материально-технического обеспечения Западного военного округа Вооруженных сил России прибывают «с 23 июля».

Так с 23 июля или с 15 августа? Анализ информации о подготовке предстоящих маневров в документах и открытых источниках позволяет развенчать два главных тезиса российской пропаганды об учениях «Запад-2017».

Тезис первый: «Запад-2017» не угрожает безопасности и стабильности в регионе по причине малой численности заявленных в маневрах сил.

17 июля российское государственное информагентство «ТАСС» разместило  интервью с министром обороны Беларуси [3] Андреем Равковым. Отметим, что это интервью без преувеличения можно считать одним из немногих источников подробной (насколько это позволяет должность Равкова) информации о «Западе-2017». Российские генералы не рассказывали журналистам и четверти тех сведений, которыми поделился беларуский министр.

По словам Равкова, «практические действия органов военного управления и войск пройдут в Беларуси на шести полигонах: Лепельском, Борисовском, Лосвидо, Осиповичском, полигонах ВВС и войск ПВО Ружанском и Домановском, а также на одном участке местности на территории республики вблизи населенного пункта Дретунь». Всего семь площадок. Выполнять поставленные задачи на них будут около 10 200 военнослужащих, в том числе около 7 200 от Вооруженных сил Беларуси и около 3 000 – от Вооруженных сил Российской Федерации. Ранее, 20 марта, агентство «Sputnik Беларусь»  привело  [4] слова того же Равкова о том, какие именно подразделения прибудут в Беларусь из России, – это части 1-й гвардейской Краснознамённой танковой армии Западного военного округа РФ, воссозданной осенью 2014 года в Подмосковье.

[5]

Отметим, что Равков всегда публично подчеркивал: общие силы, задействованные в учениях и в Беларуси, и в России, не превышают 13 тысяч человек. Цифра эта не случайна. В Венском документе 2011 года о мерах укрепления доверия и безопасности [6], который обязаны соблюдать все государства – участники Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), четко регламентируется: на маневрах с численностью личного состава свыше 13 тысяч человек должны присутствовать наблюдатели от других стран – участниц ОБСЕ. Именно поэтому мы видим сегодня сознательное акцентирование внимания на цифрах, касающихся учений якобы только на беларуской территории.

При этом в информпространство в течение последнего месяца запускается тезис о том, что в России в это время пройдут совсем другие учения – просто называться они будут также. Хотя даже беларуский министр Равков, говоря о численности до 13 тысяч человек, подчеркивал (сознательно или нет – уже неважно), что в рамках учений «Запад-2017» не разделяет мероприятий на Кольском полуострове, в Балтийском море, западных областях России и в Беларуси. Министр говорил о географии маневров как о едином пространстве. И после этого зазвучали  обеспокоенные голоса из стран – участниц НАТО о том, что заявленные 13 тысяч человек легко могут вырасти до 100 тысяч [7].

Опасения оправданы. К примеру, 11 августа российская «Независимая газета» процитировала [8] командующего российских ВДВ Андрея Сердюкова, который рассказал о планах задействовать в учениях «Запад-2017» три вверенные ему дивизии. Но не на территории Беларуси, а в Псковской области. Напомним, это только одна из областей Западного военного округа. На сайте Минобороны России есть информация о подготовке к учениям подразделений, дислоцирующихся в Калининградской, Ленинградской, Псковской, Московской, Брянской, Воронежской областях. Помимо войск Западного военного округа, в маневрах будут задействованы силы Балтийского и Северного флотов.

И здесь стоит вновь вернуться к Венскому документу, который также обязывает страны – участницы ОБСЕ не проводить в течение трех календарных лет более одного мероприятия военной деятельности, в котором участвуют более 40 тысяч человек. Россия начиная с 2013 года ежегодно проводит стратегические учения, перебрасывая для этого личный состав, значительно превышающий 40 тысяч человек. Подобная практика сформировалась еще во время учений «Запад-2013» и была отточена весной 2014-го на границе с Украиной. Как же России это удается? Ответ на вопрос известен.

Во-первых, перед каждым из ежегодных стратегических учений Минобороны начинает внезапную общую проверку боеготовности в том или ином военном округе. Под ружье поднимают всех. А численность личного состава, участвующего в заявленных учениях, на бумаге по-прежнему не превышает 13 тысяч человек. Во-вторых, с помощью описанной выше информподготовки формируется представление о нескольких не зависящих друг от друга учениях.

Помните «внезапную проверку боеготовности войск Западного и Центрального военных округов» 26 февраля 2014 года? Войска тогда были подняты в 14:00 по московскому времени [9]. Именно в этот день в Симферополе  крымчане блокировали здание Верховного Совета Крыма и не допустили принятия решения о проведении «референдума» об отделении автономии от Украины. А ночью в Крыму появились «зеленые человечки». Позже, 24 апреля 2014-го [10], Россия «начала» (на самом деле продолжила) концентрацию вооруженных сил в приграничных с Украиной районах. Назвали это «учениями батальонных тактических групп общевойсковых соединений Южного и Западного военных округов». Но уже не с целью проверки боеготовности, а по причине начавшейся Антитеррористической операции на Донбассе. В результате к началу мая только от Брянска до Ростова-на-Дону вдоль границы с Украиной было сосредоточено до 40 тысяч человек. А Венский документ при этом формально был соблюден.

 

Тезис второй: «Запад-2017» не угрожает безопасности и стабильности в регионе по причине оборонительного характера маневров

И беларуский, и российский генералитет твердят: учения «Запад-2017» носят исключительно оборонительную направленность и служат укреплению мира и безопасности.

Западные же источники, наоборот, отмечают, что в рамках учений в Калининградской области могут отрабатываться элементы подготовки к пуску ракет с ядерными боеголовками [11] из оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер». Что само по себе не поспособствует укреплению безопасности в регионе.

Но даже если отбросить неподтвержденную информацию и обратиться только к официальным источникам, задуматься есть над чем. Еще раз процитируем командующего ВДВ России Андрея Сердюкова касательно задач, которые поставят перед личным составом только в Псковской области: «в условиях реальной войны десантникам предстоит выполнять задачи по охвату войск противника с воздуха. Они должны вести боевые действия и проводить операции в автономном режиме, в отрыве от основных сил». Согласитесь, что сама специфика задач, которые обычно ставятся перед подразделениями ВДВ, имеет мало общего с обороной.

В Ленинградской области инженерные подразделения Западного военного округа еще в конце июня начали  фортификационное и инженерное оборудование полигонов в преддверии учений «Запад-2017». «При отработке тактических действий военнослужащим предстоит проводить разминирование минных полей, проделывать в них проходы для личного состава и техники», – сообщает пресс-служба округа [12].

С весны к учениям готовится и переведенная после начала войны в Украине из Нижнего Новгорода в Воронеж 20-я гвардейская Краснознаменная общевойсковая армия [13]. Официально ее называют самым крупным объединением Вооруженных сил Российской Федерации.

Не лишним будет отметить, что начиная с 2014 года в Западном и Южном военных округах России формируется ударный кулак из трех армий, направленных на запад. И все они обрастают новыми подразделениями, дислоцирующимися у российско-беларуской и российско-украинской границ. В дополнение к упомянутой выше 1-й гвардейской Краснознамённой танковой армии из Подмосковья, в Смоленской, Брянской, Белгородской и Воронежской областях развернулась 20-я общевойсковая армия, в Ростовской области сформирована 8-я гвардейская общевойсковая ордена Ленина армия.

[14]

В этой связи по-новому звучит циничное заявление посла России в Беларуси Александра Сурикова, сделанное в 2016 году. Суриков отметил, что беспрецедентное усиление военного присутствия россиян у западных границ –  «превентивная мера» в связи с радикализацией украинского общества. То есть посол оправдал развертывание полноценных дивизий «защитой российских рубежей» от нападения со стороны Украины.

Отметим, что в истории Вооруженных сил России последнего времени можно выделить как минимум два случая, когда стратегические учения были использованы далеко не во имя укрепления мира и безопасности, а заявленная «защита»  вылилась в  нападение на соседние государства. В частности, учения «Кавказ-2008» Москва использовала для развертывания группировки войск, и сразу же после маневров РФ осуществила вторжение в Грузию. А на учениях «Запад-2013», проходивших на территории Беларуси, оперативное построение группировки войск полностью совпало с построением войск вдоль российско-украинской границы в следующем, 2014 году (в подтверждение этого приводим изображения (увеличиваются по клику), опубликованные ранее Главным управлением разведки Минобороны Украины).

[15]

[16]

[17]
Игра в терминологию, или Сроки горят?

Наконец, остается открытым вопрос о том, с чем связан недавний всплеск публикаций о «Западе-2017». Как известно, главной новостью предстоящие маневры вновь стали 10 августа, после того как президент России Владимир Путин подал на ратификацию в Госдуму Протокол с изменениями [18] к Соглашению между РФ и Беларусью касательно совместной охраны внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создания Единой региональной системы ПВО.

Как уже писал InformNapalm [19], изменения были приняты еще в ноябре 2016 года и носят технический характер: в соглашении ряд терминов приводится в соответствие с новыми военными доктринами двух государств (Беларусь новую доктрину утвердила в июле 2016-го [20], Россия – в декабре 2014-го [21]).

Принципиальное значение имеет дата подачи Путиным документа на ратификацию. Согласно законодательству Беларуси такой протокол утверждает своим указом президент республики, и Лукашенко это сделал еще 10 марта 2017 года [22]. А по российскому законодательству подписи президента недостаточно – необходима еще и ратификация в парламенте. Вот только Государственная Дума РФ выходит с летних каникул [23] лишь 11 сентября.

Найдутся ли в Думе голоса в поддержку документа? Вопрос риторический. Проголосуют в первый же день единогласно. Иными словами, с ноября 2016 года по июль 2017-го Путин не замечал принятых к Соглашению изменений. Но почему же не стал ждать формального 10 сентября? Боялся долгого прохождения в комитетах, в результате чего учения, основная часть которых должна стартовать уже 14 сентября, пройдут без обновленного Соглашения? Думается, ответ на эти вопросы кроется не в бюрократических процедурах, а в необходимости держать в напряжении государства, которые Москва еще в 2000-х определила для себя в качестве врагов.

Россия с легкостью втянула Лукашенко в свою гибридную войну (в обмен на что – тема отдельного материала). И произошло это еще в 2013 году, когда на беларуских военных аэродромах несла боевое дежурство [24] российская авиация. Вот только в этом противостоянии Беларусь, похоже, теперь имеет статус не субъекта, а объекта. Понимает ли Лукашенко, что после подобной провокации обязательно последуют и другие? В Москве ведь помнят о проекте межгосударственного соглашения касательно российской авиабазы на территории Беларуси [25]. Не забыли и о планах разместить в Беларуси комплексы «Искандер», хотя пока об этом говорят не официальные лица, а отставные генералы [26].

Следует помнить, что гибридная война, методы которой Россия оттачивает с 2008 года, не всегда означает строевой шаг по проспектам европейских столиц. Гораздо выгоднее использовать Беларусь как площадку для постоянного нагнетания ситуации на границах с ЕС и Украиной.

 


Автор: Andrei Santarovich [27]специально для InformNapalm.org.
Материал опубликован под редакцией
 InformNapalm [28].
При использовании информации активная ссылка на источник обязательна.
(Creative Commons — Attribution 4.0 International — CC BY 4.0 [29])
Жмите репост и делитесь с друзьями.
Подписывайтесь на страницы сообщества InformNapalm в
Фейсбук [30] / Твиттер [31] / Telegram [32]
и оперативно получайте информацию о новых материалах.

[33]

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.