- InformNapalm - https://informnapalm.org -

Захватить Литву за 24 часа. И 24 дней не хватит — это будет долгое, ожесточенное и кровавое столкновение

«Айтварай» (Эскадрон ССО «Воздушные змеи»). Посадка на гору в пустыне. Афганистан, провинция Кандагар. 2019 г. Октябрь. / Фото Вооруженных сил Литвы


«Армия Литвы может обеспечить безопасность и суверенитет нашей страны и противостоять возможной агрессии гораздо, я подчеркиваю — гораздо дольше и яростнее, чем кто-либо пытается нам прогнозировать», — в своем первом интервью KARYS (2021 г. № 3) заявил министр обороны Литовской Республики Арвидас Анушаускас. С министром общался журналист Дарюс Варанавичюс. Публикацию для InformNapalm подготовил партнер InformNapalm в Литве: Res Publica [1] — Центр гражданского сопротивления.


Уважаемый министр, каковы ожидания после приема руководства системой национальной обороны Литвы? Можно ли утверждать, что политический консенсус относительно стабильного и долгосрочного роста финансирования обороны страны останется непоколебимым и бесспорным?

Как министр обороны, в первые месяцы своей деятельности я посещал воинские части и лично знакомился с деятельностью всех подразделений и учреждений национальной обороны, подчиненных Министерству обороны края. Могу сказать, что эти два месяца, за которые я посетил около 90 процентов воинских частей нашей армии, и увидел, как происходят действия «на земле», были очень полезны, потому что раскрылись не только несомненные преимущества стремительно модернизирующейся армии Литвы, но и некоторые запоздавшие работы.

[2]

Боксер ББМ «Волк»/ Фото И. Будзейкайте/Вооруженных сил Литвы

Мы должны понимать, что наличие сильных союзников, настроенных защищать Литву в любое время, — это одно, но есть и другая сторона медали — наши обязательства: они должны выполняться своевременно и безупречно. Конечно, есть простые, но в то же время, крайне сложные нюансы. Например, когда мы покупаем новое вооружение, соответствующее высочайшим стандартам НАТО, мы не только говорим о нем конкретно, но также должны учитывать инфраструктуру, эксплуатационные расходы и многие другие компоненты, обеспечивающие эффективное использование того или иного оружия. И сегодня я уже могу сказать, что вижу случаи, когда упомянутые мной процессы не происходили синхронно, поэтому развитие возможностей армии и развитие необходимой инфраструктуры не совпадают в связи с этой задержкой. Ведь очевидно, что новое качественное и дорогое оружие нужно где-то хранить, выполнять техническое обслуживание и так далее. Я действительно вижу немало вызовов в этой области.

[3]

Фотография ЗРК средней дальности NASAMS / Фото Министерства Обороны Литовской Республики

С нашей новой командой мы рассмотрели все планы развития инфраструктуры и приобретений, чтобы выяснить, какой процесс задерживается и какие меры можно предпринять для устранения неполадок. Допустим, такая элементарная вещь, как строительство складов: если отстаёт от намеченного графика, где хранить армейскую амуницию, прочие боеприпасы? Эти работы кажутся такими обыкновенными, как говорится, приземленными, мы не афишируем и не пишем о них в социальных сетях, но их необходимо было сделать вовремя.

Говоря о финансировании системы национальной обороны, могу сказать, что оппозиция ее устойчивости и последовательному росту существовала всегда. И это совсем не новость: несмотря на упомянутое вами соглашение о финансировании обороны страны, отдельные политики, даже из партий, подписавших соглашение, высказывали отрицательное мнение по поводу этого решения.

[4]

Гранатометчики на учениях / Фото Вооруженных сил Литвы

Я думаю, что иногда действительно полезны простые, но визуальные сравнения. Недавно, рассуждая в одной социальной сети, я написал: «Возмущаются, что 220 миллионов евро будут вложены в инфраструктуру вооруженных сил Литвы в ближайшие 4 года.  С одной стороны, это очень большая сумма. Однако сравнительный анализ показывает, что его размер уже не такой гигантский, поскольку, например, „Ignitis”, работающий в энергетическом секторе, за тот же период инвестирует в 10 раз больше в необходимую ему инфраструктуру; такая же, в 10 раз больше 220 миллионов, сумма будет инвестирована в дороги Литвы». И это только сфера инфраструктуры. Я получил еще один комментарий, в котором было написано, что 220 миллионов евро на военную инфраструктуру в течении 4 лет — это 104 евро за минуту! Я подсчитал и ответил, что в этом случае каждый житель Литвы ежедневно вкладывает 5 евро центов в благосостояние и боеспособность армии своей страны. Это означает, что за месяц каждый гражданин нашей страны инвестирует, в лучшем случае, чашку кофе в защиту своей страны. Поэтому давайте с радостью пить кофе каждый день с осознанием того, что с каждой выпитой чашкой кофе мы вносим ежемесячный вклад в развитие системы национальной обороны. Таким образом, весь бюджет нашей системы обороны края равен одной чашке кофе в день на каждого налогоплательщика Литовской Республики.

[5]

Граждане Литвы активно вступают в Союз литовских стрелков и тем самым вносят свой вклад в национальную оборону. Заключительные упражнения базового курса  стрелков. / Каролина Савицките / Фото Союза стрелков Литвы

Разнообразие современных нетрадиционных угроз явно доказывает, что мы действительно находимся на поле информационной войны или даже на своеобразной основной линии ее фронта. Какие, на ваш взгляд, сильные и слабые стороны Литвы проглядываются в этой области?

В наши дни в публичном пространстве популярен легкомысленный вопрос: будет ли война? Однако ответить на него легкомысленно непозволительно. Серьезно говоря, нужно обдумать: а что мы делаем, чтобы её не было в нашем дворе? Мы проводим всестороннюю политику сдерживания, отслеживая и учитывая возможности потенциальных противников, анализируя их количество и мощь, в соответствии с этим, выстраиваем задачи своих возможностей.

Проще говоря, если по соседству много танков, мы покупаем еще больше противотанкового оружия и так далее. Но представьте, что бы было, если бы мы перестали развивать наши силы? В конце концов, потенциальный противник тоже наблюдает за нами и констатирует: если у них нет адекватных преград, то мы едем и приезжаем, оккупируем их в течение этих 24 или 72 часов, как это зачастую распространяется сегодня.

[6]

Противотанковый ракетный комплекс средней дальности «Джавелин» / Фото Сухопутных войск Литовской армии

Однако политика сдерживания не позволяет существовать никаким мифам про 24 или 72 часа, потому что потенциальный противник видит и понимает, что не хватит никаких 24 часов. И 24 дней не хватит. Это будет долгое, ожесточенное и кровавое столкновение. Без победителей. Но мы направляем все свои ресурсы на то, чтобы этого избежать.

И не будем забывать, что у нас по соседству есть политики, действия которых невозможно полностью прогнозировать. Возможно, мы можем их предугадать, но точно прогнозировать на самом деле непросто.

Говоря об информационной войне, могу утверждать, что она происходит, и очень интенсивно, с различными фальсификациями, с информационными и кибератаками и различными гибридными их комбинациями, такими, как, например, размещение заранее подготовленных ложных новостей на взломанных информационных порталах и так далее.

[7]

Стрелок роты информационных операций Союза стрелков Литвы анализирует враждебную пропаганду / Фото Союза стрелков Литвы

Все это довольно легко отразить до того, как на этом поле битвы появляются новейшие технологии — искусственный интеллект, против которого даже новейшие умные устройства кажутся устаревшими.

Поэтому мы обязаны осознавать и готовиться сегодня, чтобы быть устойчивыми к этому дезинформационному потенциалу, который упомянутая технология реализует и привносит в нашу повседневную жизнь. В конце концов, мы уже наблюдаем, что часть общества с трудом сопротивляется ложной информации, принимая ее, как говорится, за чистую монету, поэтому критическое мышление и его культивирование являются одним из основных элементов сопротивления. И средства массовой информации, и пользователи социальных сетей, и, конечно же, стратегические коммуникационные силы национальной системы обороны края играют весомую роль в развитии этого навыка.

[8]

Управление стратегических коммуникаций Вооруженных сил Литвы отслеживает враждебные действия в информационном пространстве Литвы / Фото Financial Times

Не можем ни на миг приостановиться, думая, что уже сделали достаточно, потому что информационная борьба гораздо более динамична, чем любое условное столкновение. Нам необходима опора нашего прошлого. Что за нация без своих символов? Литовцы действительно знают, им есть на что опираться, и это нужно использовать по максимуму.

Но глобальный мир производит и другой «продукт» — человека, который представляет, якобы он независим от государства. Отдельные записи (например, «Вы меня защищайте — вам платят за это деньги!») в социальных сетях прекрасно это демонстрируют.

Историческая память — значительную часть ее составляют военные противостояния в истории Литвы – сегодня является чуть ли не главной целью враждебной пропаганды. Как мы можем противостоять этому и действовать на опережение?

[9]

Инженерные учения Вооруженных сил Литвы «Инженерный гром» / Фото Вооруженных сил Литвы

У меня складывается впечатление, что мы как будто играем в песочнице в этой области: кто-то время от времени закидывает «свежий» песок нам в глаза, мы тогда трем глаза, кричим и пытаемся добиться справедливости.

Но чтобы проявлять инициативу, нам нужно иметь собственный коммуникационный текст. Например, может быть, многие из нас представляют, что в России, а она и создает большинство информационных атак, направленных на нас, все читают, смотрят информационные программы и понимают литовский или английский языки. Забудьте! Там мало кто знает наш язык и мало, кто понимает по-английски. Поэтому нам необходимо проводить серьезные информационные кампании именно на русском языке: издавать публикации, переводить литовские книги на язык наших соседей, распространять их в виде электронных книг и так далее. В конце концов, таким образом мы охватим не только русскую аудиторию, но и русские общины в Латвии и Эстонии.

С другой стороны, система национальной обороны не может отстоять в одиночестве в этой борьбе. Министерства образования, науки, спорта и культуры должны внести значительный вклад, поскольку наша забота — это, прежде всего национальная оборона края в устоявшемся порядке. Ведь понятно, что некое подобие ореола, имидж страны или города создается прежде всего миром культуры.

Как вы уже отметили, в начале срока полномочий вы впервые ознакомились с различными подразделениями системы национальной обороны. Какие у вас впечатления от этих визитов?

[10]

Снайперы Сил специальных операций ВС Литвы / Фото Сил специальных операций ВС Литвы

Впечатления у меня на самом деле разные, потому что я понял, что за 12 лет, будучи членом и председателем Комитета национальной безопасности и обороны Сейма, не знал многих вещей. Обязанности министра позволяют смотреть на вещи, как говорится, приземлённо. И здесь дело не только в вооружении. Здесь и процессы строительства, и приобретений и бытовые условия солдат и т.п. Общаясь напрямую с военными, можно понять их повседневные заботы, т.е. тех, кто не связан с прохождением военной службы по долгу перед Отечеством.

На самом деле меня очень удивило, что на протяжении долгого времени Минобороны края не вручило ни одному военному именное оружие. Мне хорошо известно, как эта традиция поддерживается в системе внутренних дел, а мы, как будто, создаем прецедент, согласно которому военному не нужно оружие. Это действительно отжившая тенденция.

Говоря о посещении наших воинских частей, могу сказать, что впечатления действительно разные, как и разнообразная наша армия, потому что у нас есть единицы действительно различного предназначения, соответственно различаются и их подготовка, снабжение, комплектация.

Надо понимать, что система национальной обороны края — это не какой-то полностью закрытый мир. Она — часть нашего общества, так же, как и у каждого из нас есть свои проблемы, но все они разрешимы. Однако военный отличается от рядового гражданина своими обязательствами перед государством, которые закреплены в его присяге. Следовательно, этих людей нужно соответствующе уважать, потому что они не только служат своей стране, но и несут возложенные на них ограничения: не участвовать в политике, не быть членом какой-либо политической партии, не иметь права вступать профсоюзы и так далее.

[11]

Разведка Доброволческих сил ВС Литвы / Фото из архива Доброволческих сил

Конечно, необходимо уделять внимание социальным проблемам военных, особенно их семей, потому что в прошлом, хотя и были возможности, решения по каким-то причинам не были приняты.

Сегодня мы не воюем в обычной войне, в традиционном её понимании, и мы не можем действовать так же, как в России, где любые руины подальше от Москвы оправдываются пословицей: «Так ведь война была».  Следовательно, военные Литвы должны нести службу в соответствующих условиях. Например, контейнеры с современным оборудованием — отличный дом и офис во время миссий, но условия службы в Литве должны быть другими. Есть много проектов, связанных с этой инфраструктурой, и я считаю, что через три года ситуация кардинально изменится.

Спектр геополитических вызовов для нашей страны не меняется, наверное, с 2014 года. Может быть, вы заметили какие-то новые тенденции? В 2008 не была ли агрессия России в Сакартвело очевидным предупреждением о намерениях России, на что тогда западный мир отреагировал совершенно неадекватно?

[12]

Самоходная гаубица PZH 2000 / Фото Вооруженных сил Литвы

Упомянутые вами новые тенденции таковы, что страна еще больше укрепляет свои силовые возможности. Они уже извлекают уроки из войны в Украине. Учли ошибки, допущенные в Сакартвело. Таким образом, несмотря на различные экономические санкции, кризисы и т.п., процесс модернизации российской армии далеко не остановился.

С другой стороны, как я уже упоминал, с учетом имеющихся там тенденций, мы также усиливаем наш арсенал сдерживающих факторов. Сравнивая свои впечатления 10 лет назад, когда я был председателем комитета национальной безопасности и обороны Сейма, посещая воинские части Вооруженных сил Литвы, с тем, что я вижу сейчас, будучи министром национальной обороны края, могу сказать, что качество вооружения, огневая мощь, уровень противовоздушной обороны, общий уровень подготовки и мотивации — в высшей «лиге».

[13]

Полет стратегического бомбардировщика B-1B США координируют совместные специалисты по огневой поддержке сил специальных операций Литвы и США / Фото Вооруженных сил Литвы

Это напоминает мне о ещё генерал-майором Йонасом Кронкайтисом изложенном плане, в каком направлении должна развиваться армия Литвы, которая сегодня превратилась из предназначенной силы для миссий в твёрдую мощь национальной обороны, вместе с союзниками может обеспечить безопасность и суверенитет Литвы и противостоять возможной агрессии гораздо дольше, подчёркиваю- гораздо дольше и более яростно, чем кто-либо пытается нам прогнозировать.


Читайте также другие тематические материалы на InformNapalm